Отто Кариус. Тигры в грязи (Tiger im Schlamm)

Главная Форумы Артефакт Отто Кариус. Тигры в грязи (Tiger im Schlamm)

В этой теме 7 ответов, 3 участника, последнее обновление  Mapman 2 года/лет, 8 мес. назад.

Просмотр 8 сообщений - с 1 по 8 (из 8 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #2083

    kt315
    Участник

    привет всем. тема возможно где-то всплывала, но я подумал нужно ее выделить в отдельный топ. для начала выкладываю карту.

    #23824

    kt315
    Участник

    переименуйте плз сабж в Тигры в грязи.

    16 июля 1944 года
    Ситуация у 215-й пехотной дивизии и боевые действия 2-й роты (лейтенант
    Кариус)
    Противник прорвал линию обороны у Марнги (8 километров к югу от
    Турмонта) на правом фланге 215-й пехотной дивизии в утренние часы 16 июля и
    продолжал двигаться на север. Боевой группе «тигров» под
    командованием лейтенанта Кариуса первоначально было приказано выдвинуться из
    района операций с 380-м пехотным полком (полковой командный пункт в
    Фурвианче) и двигаться в Турмонт. Начав движение из района сосредоточения в
    Грыганче и взаимодействуя с одним из батальонов 189-го гренадерского полка,
    она должна была начать атаку в направлении на юго-запад в 13. 00. Ее целью
    было, продвигаясь через Маргну, добраться до высоты к востоку от Шабловщяна.
    Затем группа должна была продолжать атаковать на запад в направлении
    Авишинки. Еще западнее вторая боевая группа (со свежим пополнением,
    состоявшим из батальона штурмовых орудий и пехоты) должна была развернуть
    атаку на Шабловщяну из пункта Карлишки.
    В 12. 25, до того как 2-я рота начала свою атаку, русские предварили ее
    атакой из Марнги в направлении на север и запад вдоль всего участка 189-го
    гренадерского полка. Русские достигли высоты к северу от Марнги. По своей
    личной инициативе лейтенант Кариус контратаковал и блокировал прорыв
    противника. Начало атаки наших войск было передвинуто на 14. 00. Местность
    не благоприятствовала действиям бронетехники, потому что болотистые низины
    то и дело попадались среди многочисленных небольших холмов. Атака
    бронетехники из-за этого была очень затруднена. Танкам все время приходилось
    искать обходные пути. В течение времени после полудня Кариус достиг холма в
    300 метрах к северо-востоку от первой цели (Шабловщяны) и вступил в бой с
    тяжелыми и средними противотанковыми орудиями и значительными силами
    противника. Он очистил позиции, занятые противником, ведя по ним непрерывный
    огонь, но не продвинулся далее вперед [343] из-за препятствий на местности.
    Наша пехота не поддержала эту атаку. И только в 17. 30 но второй половине
    дня она вновь получила приказ следовать зa атакой бронетехники. Вскоре после
    этого русские снова атаковали при поддержке артиллерии, в результате чего
    наша пехота опять была прижата к земле. Без нашей пехоты лейтенант Кариус
    удерживал позицию до 21. 00. Затем он двинулся назад за высоту к северу от
    Марнга. В течение ночи он расположился вблизи батальонного командного
    пункта, чтобы быть готовым держать оборону на случай новых контратак
    русских.
    Успехи — уничтожено 14 45-мм противотанковых орудий, а также 2 76,
    2-мм противотанковых орудия, нанесен значительный урон живой силе
    противника.

    #23825

    ASTRO
    Участник

    нанесен значительный урон живой силе
    противника

    Недаром у дороги возле поворота на Смалвос большое захоронение советских воинов…

    #23826

    kt315
    Участник

    Я был откомандирован в дивизию 15 июля и придан боевой группе, которая
    незначительными силами создала линию обороны у пункта Маруга. Командовал
    боевой группой бывший комендант большого города в оккупированных восточных
    территориях до участия в боевых действиях на фронте. Он не вполне владел
    ситуацией. В моем присутствии командир дивизии успокоил его по телефону и
    заверил, что к утру я появлюсь со своими «тиграми».
    Ровно в 6 утра лейтенант Эйхорн и я прибыли в автомобиле на командный
    пункт боевой группы. Я доложился генералу, который был явно удивлен, что не
    услышал приближающихся «тигров». Он был еще больше поражен, когда
    я кратко ему доложил, что мои машины, вероятно, в пути, но смогут прибыть
    самое раннее в 8 часов. Имевший высокий чин господин сказал любезным тоном:
    — Ну, друг мой, вам просто повезло! Наша атака, к вашему сведению,
    начинается в 8 часов!
    Иногда нелегко говорить с генералом, особенно в такие критические
    моменты. Я попытался объяснить ему, что не может быть и речи о нашей
    боеготовности в 8 часов, потому что я должен провести разведку дорог,
    ведущих к линии фронта. Кроме того, было абсолютно необходимо встретиться с
    командиром пехотного батальона. Высокий чин придерживался другого мнения и
    быстро потерял терпение.
    — Дороги и мосты уже обследованы экипажами самоходных орудий. Там,
    где они смогли проехать, вы тоже проедете на своих машинах! [189]
    Многие на моем месте щелкнули бы каблуками и удалились. Однако на кон
    было поставлено слишком многое. Я объяснил, что самоходное орудие вдвое
    легче нашего танка и что я принципиально не полагаюсь на разведку,
    проведенную другими, уже наученный многократным горьким опытом недостоверных
    результатов. Тут уж мой генерал потерял терпение.
    — Я не потерплю поведения «примадонны» со стороны
    молодого офицера! — проревел он. — Вы начнете атаку в 8. 00!
    Мне оставалось лишь произнести:
    — Почтеннейше прошу генерала меня извинить, — и повернуться к
    выходу.
    Лейтенант Эйхорн уже исчез. У него было нехорошее предчувствие. Я
    абсолютно не сомневался, что не буду атаковать в 8. 00. Однако не хотел
    доводить старого человека до грани нервного срыва и отбыл. Командир
    пехотного батальона чрезвычайно обрадовался, когда увидел мою черную форму
    танкиста, но сразу же мне сказал, что вряд ли будет готов атаковать в 8
    часов. Мы сразу же договорились друг с другом и назначили час «Ч»
    на десять. К тому времени ремонтный взвод обещал починить танк Кершера. Как
    всегда, я мог быть уверен, что танк подготовят с точностью до минуты. Кроме
    того, пехота еще не протянула телефонный кабель, и у командира не было связи
    с ротами. Мы вместе поехали к линии фронта, и майор кратко обрисовал мне
    условия местности. Объектом атаки была возвышенность, которая открывалась
    перед нами справа на расстоянии примерно 3–4 километров. Она
    господствовала над местностью во всех направлениях. Как только эта
    возвышенность окажется в наших руках, позиции можно будет удерживать
    меньшими силами. Следует заметить, что русские засели прямо перед нами вдоль
    линии леса. В то время как наши позиции пролегали по открытой местности,
    позиционное превосходство было целиком на стороне русских.
    Тем временем мои «тигры» прибыли на командный пункт. Сам
    генерал приехал около половины десятого, для того чтобы наблюдать за ходом
    атаки. Мы поняли, [190] что он согласился с новым часом «Ч». Мы
    уже собирались потихоньку двигаться, чтобы вовремя прибыть на передовые
    позиции, когда на фронте был открыт шквальный огонь. Сообщили, что русские
    прорвались. Генерал был совершенно вне себя, но я смог его успокоить. В
    конце концов, атаковала только пехота, а такого рода ситуация для нас не
    составляла проблемы.
    Мы двинулись. Когда я переваливал через первое возвышение на местности,
    Кершер поддерживал со мной радиосвязь. Я видел, что он двигается позади
    меня. На Дельцайта и его людей можно было положиться! Мы без труда достигли
    старых позиций. Несколько русских, пригибаясь, метались по местности, потому
    что вовремя не успели уйти. Наши солдаты смогли вновь занять прежние
    позиции. Я начал атаку ровно в 10 часов. Генерал направил мне свое одобрение
    через батальонную радиостанцию, которая поддерживала связь с боевой группой.
    Он, видимо, был удовлетворен, хотя на тот момент для этого не было причины.
    Местность была усеяна множеством холмов, а низменные места —
    заболочены. Мы могли пробираться вперед только по краям возвышений. Нам
    повезло, что цель все время высилась прямо перед нами, в противном случае
    мы, конечно, потеряли бы ориентир в результате постоянных изменений
    направления.
    Когда цель, наконец, оказалась прямо перед нами, фельдфебель Кершер
    отметил, что русские устанавливают две противотанковые пушки на самом верху.
    Мы ехали борт к борту, поднимаясь на возвышенность и забирая вправо, чтобы
    обогнуть заболоченный район, который отделял нас от цели. От этого места и
    далее двое из нас постоянно прикрывали другие двигавшиеся танки. Бог знает,
    какие ситуации могут возникнуть, но нет ничего хуже, чем подставлять
    противнику свой борт. Но избежать этого мы не могли в той ситуации. Нам
    нужно было достигнуть возвышенности, невзирая ни на что, и вскоре Кершер
    прикончил противотанковые орудия.
    И мне было тем более непонятно, почему танк, шедший позади меня, не
    следует за мной. Им командовал [191] фельдфебель, который недавно прибыл из
    запасного батальона. До сих пор для каждого командира танка было само собой
    разумеющимся, что он, по крайней мере, должен был двигаться со мной вровень.
    Мне даже приходилось сдерживать людей, чтобы они не отрывались от меня
    вперед слишком далеко. Фельдфебель Кершер позаботился о русских
    противотанковых пушках. Однако он не мог следовать за мной, потому что ему
    мешала другая машина. Это переполнило чашу моего терпения, и я приказал
    наводчику заменить командира. Радист должен был сесть на место наводчика, а
    «новому» фельдфебелю пришлось «отдохнуть» на месте
    радиста. Как многие в роте ждали возможности стать командиром танка! А этот
    даже в полной мере не проявил усердия на этом посту! Когда мы вечером
    вернулись, я перевел его в обоз, где он мог быть полезным, а для действий с
    нами на фронте он не годился.
    Затем мы приблизились к возвышенности и оставались там до наступления
    темноты. Местность, по которой мы ехали, была полностью очищена от
    противника, за исключением самой возвышенности. Русские, естественно, также
    считали ее важной и еще удерживали небольшими силами участок, примыкающий к
    нашему переднему краю. Только полоса, идущая на пересечение с нашим передним
    краем, еще удерживалась небольшими силами. Но по неизвестным мне причинам
    наша пехота совсем не продвигалась. Для меня это было решающим фактором.
    Пока мы еще были в состоянии хоть немного различать дороги, я доложил на
    командный пункт боевой группы, что мы возвращаемся. Я не собирался
    оставаться один среди русских, чтобы взлететь на воздух ночью. Во второй
    половине дня мы слышали шум небольшой перестрелки в том направлении, но не
    более того. Таким образом, наша миссия завершилась, и мы вернулись на
    командный пункт боевой группы без происшествий. Непонятно, следовало ли нам
    оставаться там с самого начала. В конце концов, потеря двух противотанковых
    орудий не ослабила русских, а мы потратили больше топлива и боеприпасов, чем
    требовало все это предприятие. [192]

    #23827

    kt315
    Участник

    @astro wrote:

    нанесен значительный урон живой силе
    противника

    Недаром у дороги возле поворота на Смалвос большое захоронение советских воинов…

    догадка правильная. об этом скупо, но точно, сообщено «нанесен значительный урон живой силе противника».

    #23828

    kt315
    Участник

    24 января 2015 года в возрасте 92 лет, скончался Отто Кариус.

    Отто Кариус известнейший танковый ас времен Второй мировой войны.

    Отто Кариус родился 27 мая 1922 года в городке Цвайбрюккен в семье городского врача.
    Летом 1940 года был призван в Вермахт и направлен на танковые курсы в Баварию. После курсов принял участие в Югославской кампании, воюя на танке Pz.38 «Шкода». После завершения боевых действий на Балканах он переводится в 104-й запасной батальон, дислоцируемый в Познани и проводящий подготовку к нападению на СССР.
    Будучи командиром танка Pz.38 «Шкода» в составе 21 танкового полка, входившем в группу армий «Север», в июне 1941 года вторгся в СССР. В декабре 1941 года танк Кариуса был подбит советским противотанковым орудием, а сам Кариус получил легкое ранение.
    С 1942 года становится командиров тяжелого танка PzKpfw VI «Tiger», которыми Вермахт начал оснащать свои танковые части под Ленинградом.
    Принимал активное участие в сражениях под Ленинградом, Нарвой, Невелем и Двинском, где ним было заявлено об уничтожении более 75 советских танков и САУ.
    С лета 1943 года Отто Кариус становится командиром САУ «Ягдтигр» в составе 502-го тяжелого танкового батальона, а в августе этого же года назначается командиром взвода самоходных противотанковых орудий.
    24 июля 1944 года «Ягдтигр» Отто Кариуса в боях в Прибалтике получает повреждение в бою с советскими танками. Пытаясь эвакуироваться из подбитой машины, Отто Кариус получает тяжелое ранение.
    В конце 1944 года, излечившись от ранения, направляется в составе своего батальона на Западный фронт, где в районе Рура попадает в окружение.
    В феврале 1945 года добровольно сдается в плен американцам в районе городка Изерлон.
    По разным оценкам, экипаж Кариуса уничтожил 150—200 танков и САУ, много орудий, один самолет. С определенного момента Отто Кариус перестал вести счет.
    После пребывания в лагере для военнопленных в районе Саарбрюккена, в средине 1946 года отпускается на свободу.
    В декабре 1946 года поступает на курсы фармацевтов, которые заканчивает с отличием. Работая долгое время по специальности в июне 1956 года, становится в городке Хершвайлер-Петтерсхайм владельцем аптеки, которую переименовывает в «Тигр» (Tiger Apotheke).
    Является автором биографической книги «Тигры в грязи», которая имела необычайный успех на западе в 70-80-е годы прошлого века.
    До февраля 2011 года руководил деятельностью аптеки «Тигр».

    #23829

    kt315
    Участник

    #23830

    Mapman
    Участник

    Возможно эта улыбающаяся рожа недобитого фашиста стреляла в моего деда.
    Мне пох что этот аптекарь помер, прости господи
    Вечная память советским солдатам!

Просмотр 8 сообщений - с 1 по 8 (из 8 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.