Рубрики
Новости

Путь длиною 31 день — Camino Santiago del Norte

Часть вторая
А впереди, четыре четверти Пути

Зачем пишу?
Хотел бы это знать я сам…
Увы!!!
Наверно хочется сказать…
Но только,
Зачем кому-то мысли чудака,
Который в гору не гонимый прётся…
(Из моих походных записей)

Часть вторая
А впереди, четыре четверти Пути

Зачем пишу?
Хотел бы это знать я сам…
Увы!!!
Наверно хочется сказать…
Но только,
Зачем кому-то мысли чудака,
Который в гору не гонимый прётся…
(Из моих походных записей)


Многие пилигримы свой Путь начинают именно в San Sebastianо, так как сюда удобнее добраться из разных городов Испании. Это я такой честный пилигрим, который начал свой Путь с самого начала и закончил в самом конце, где дальше дороги уже нет. Да разве я мог принести в дар не полностью или обманом пройденный Путь? Конечно, нет! Душа путника почует на лаврах Победы перед Собором святого Якова на площади Obradoiro в Santiago de Compostela только зная, что все трудности достойно побеждены и с облегчением вздохнув, можно помолиться за сотворённые в жизни грехи.
Мало того, вскоре я понял, зачем некоторым пилигримам карты, всевозможные планы, толстенные путеводители. А потому, что они поступают не честно. Путь не всегда идёт по самой близкой и лёгкой дороге, иногда заворачивает в маленькие городки, виляет узкими улочками то вверх, то вниз, потом опять выходит на основную дорогу. Так вот те нечестные пилигримы, иначе могу их назвать просто ходоками, срезают дорогу всевозможным образом, идут на прямик по шоссе, не глядя на стрелки. Есть ещё хитрее, которые тот или иной отрезок дороги проезжают на автобусе. Сначала никак не мог понять, как некоторые из пилигримов, которых ранним утром оставлял в приюте ещё храпящих в тёплой кроватке, потом оказывались мне впереди. Но потом понял. Таким был и мой товарищ француз, с которым долго пересекались наши дороги, но потом он исчез из моего поля зрения. Нет, не подумайте, большинство пилигримов идут, как полагается, куда ведут желтые стрелки, куда указывает душа путника. Единственную, кого могу оправдать, так это молодую чешку, которая была полностью простывшая, очень сильно кашляла, а с ног девушку валила высокая температура. Я видел слёзы сожаления в её глазах, когда она мне рассказывала, как ей приходится из одного городка в другой перебираться на автобусе, так как она не могла остановиться и переждать болезнь – поджимало время. Все мы, волей не волей, спешим вернуться в наскучивший мир ежедневных проблем и суеты – в мир, где одних ждут, а про других даже и не вспоминают. Три дня по вечерам мы встречались с чешкой всё в другом Albergue. И как девушка только немножко подлечилась, дальше пошла пешком.
Я тоже Путь прошел на все 100%, нигде не подрезав ни одного километра, наоборот, прибавив к нему минимум км 60, которые нарезал не однократно заблудившись. Нет, немножко похвастался, чуток хотел соврать и покраснел. Километров 8 всё же срезал по шоссе, но не по своей воле. Ранним утром, в темноте, на большом кольце пропустил стрелки и пошел по дороге прямо. Вскоре понял, что-то тут не того, повернул назад, гляжу, парень идёт навстречу, такой же как я, пилигрим. Спрашиваю дорогу, а он так твёрдо заверяет, что, мол, я правильно иду; я и поплёлся за ним. Увы, только через 8 километров шоссе пересёкся с Camino, о чём уверительно, с упрёком мне сказали жирные стрелки на асфальте. Так что, да простит за этот грех меня тот, кому я подарил свой Путь! Я с лихвой его искупил не однократно заблудившись, когда прошел там, где не ходит ни один пилигрим на этом Пути. Но про это позже.
Утром пилигримы встают рано: некоторые, часов в пять, а то и раньше. Раньше начинаешь идти, раньше заканчиваешь. Если придерживаться классических расстояний, от 20 до 30 км в день, то к самой жаре, к сиесте, можно прийти к месту следующей ночевки, сидеть в тенёчке и ждать открытия Albergue. Обычно приюты нужно освободить до 8 часов утра, а открываются они в 15.00 – 16.00. Особенно этого расписания придерживаются Albergue Municipal, то есть, муниципальные приюты. В частных приютах, хотя ночёвка в них дороже, с этим проще: они открываются раньше, а то и вовсе не закрываются. Но ночевать в одном Albergue можно только одну ночь – с этим строго. Исключение встретил только в самом Santiago. Там живи сколь хочешь. Это и понятно, дальше идти как бы уже некуда, оттуда дорога лишь домой. А по Пути, соизволь, переночевал и двигай ножками дальше. Я обычно вставал в 6 утра, по Литоскому это уже 7.00. Пол часа на сборы и в дорогу. По началу светало раньше. У меня была зажигалка с фонариком, и света вполне хватало, так как главное в темноте не пропустить стрелки. Обычно, пока утром выйдешь с городка где ночевал, уже и рассвет. Но чем дальше, рассветало всё позже и приходилось больше часу топать в темноте. И всё же, только один раз дорога свернула в глухой лес, по узкой тропинке, где было страшно и не уютно, а в конце концов пришлось по камням переправляться через ручей, а за ручьем провалился в болото и выполз оттуда грязный и мокрый как поросёнок.
Но это всё было потом, а на второй день, хотя ноги уже поняли что им предстоит и приятно побаливали, я бодро шагал вперёд. На одной из узких тропинок встретил сильно уставших, прихрамывающих двух женщин из Австралии. Родители одной из девушек, оказалось, были эмигрантами из Литвы и, хотя Дана на литовском смогла лишь поздороваться, мы мило с ней побеседовали. Позже с ними ещё несколько раз пересекались в Albergue, пока я оторвался и ушёл вперёд.
Сказочные виды окружали и дальше, море справа, внизу, а горные тропы виляют то удаляясь, то совсем приближаясь к морю. Множество курортных городков с пляжами и толпами отдыхающих вскоре стали напрягать. Когда идёшь по прямой набережной километров 5, а то и больше, всё прямо и прямо, становится скучно смотреть на поджаренные на солнце голые тела отдыхающих. Тем более, что очень влажная жара, радость отдыхающих, с рюкзаком не расстающемуся пилигриму создаёт определённые трудности. В городах, особенно в курортных зонах, жёлтые стрелки совсем исчезают и можно лишь догадываться, где этот Путь Santiago. Спросить дорогу тоже есть определённые сложности, так как большинство встречных приезжие отдыхающие, которые плохо ориентируются на местности и их совсем не интересует, где же проходит этот Camino Santiago. Даже местные в этих районах, и те, далеко не все знают про Camino. Вообще, в провинции Басков люди менее общительны, чем в других районах Испании: более скрытые, менее разговорчивы. Нет, они тоже очень дружелюбный народ, но отличие менталитета ощутимо. Много где на дорогах, на заборах, стенах, можно встретить надписи, что-то гласящие про террористическую организацию ETA, про амнистию боевиков из этой организации; даже лозунги висят. Хотя уже несколько лет с терроризмом в Баскии вроде бы покончено, видимо, в памяти некоторых жителей этих краёв проблема не исчерпана. Правда, похоже, в этой стране всем всё до лампочки, пиши-говори что тебе в голову взбредёт. Хочешь свободы баскам – ори во всю глотку про это, хоть тресни. Считаешь, что Каталония это не Испания, а автономная республика – на здоровье, считай себя каталонцем – твоё право, кем родиться и кем умереть. Правильно трактуемая свобода слова и действий придает Испании особый, ощутимый колорит свободы. Это у нас сносят памятники и воздвигают новые. У них с этим куда проще, поэтому испанцы успешно избавляются от многих собственноручно творимых проблем, высвобождая дорогое время для других, более важных и интересных решений и действий. Такое ощущение, что испанцы всю жизнь непринуждённо отдыхают, хотя в барах ведутся бурные дебаты, в том числе и про политику; от молодого до старого читают газеты и на ряду со спортивными передачами, с интересом следят за политической жизнью страны по телевизору.
Очень удивили профессиональные рисунки на трансформаторной будке, на которых изображен Ленин.
Уже вечерело, ноги начинали болеть всё сильнее, появились первые мозоли. Позади оставался один городок за другим, а Albergue так и не было. Километраж перевалил за 40 и идти становилось тяжело: я просто ползком двигался вперёд. Резко начал очень сильно кашлять. Кашлял так, как никогда в жизни не кашлял: так, что даже идти не мог, пока отдышусь, приходилось останавливаться. Сначала не понял, что случилось, потом подумал, что от огромной нагрузки, но всё же это была простуда. Видимо, пока беседовал с австралийками, меня просквозило, так как на скамейке где сидели с моря дул сильный, не тёплый ветер. Сквозняки там огромные везде, а спина всегда насквозь мокрая от рюкзака. Остановился, рюкзак скинул, и даже при тридцатиградусной жаре обдувает освежающий ветерок – сразу становится прохладно. Сквозняки везде: в магазинах, приютах, в душе… У них принято, чтобы все окна и двери были настежь открыты. Выходишь из душа и сразу попадаешь в объятия сквозняка. Лёг передохнуть на кровать, а с окон так сквозит, что кажется, через противоположное окно вытянет. Первым делом обосновавшись в приюте я закрывал окна, но вскоре их опять открывали. За то вечером, когда все ложатся спать, закупоривается всё: двери, окна. Просто нечем дышать, а местные аборигены, в то время как я задыхался без глотка воздуха, с головой закутавшись в спальники, как мумии дрыхнули до утра даже не шевелясь – только храп поднимал крышу приюта.
В тот вечер мягкую кроватку в Albergue так и не нашел. Мог только насладиться воспоминаниями о вчерашнем холодном душе. Обосновался я в отеле «Тысяча звёзд». В поисках ночёвки долго бродил по Metrico. Город не большой, но и не деревушка. Сначала пытался найти ночёвку на стадионе, но там было полно детворы, которая с криками гоняла мяч. Потом, как пишут многие пилигримы, хотел завалиться спать рядом с костёлом, но он стоял в самом центре городка, а по парку, где стояли скамейки, прогуливались бабули. Мало того на скамейках, на бордюрах, в кафе и барах, сидело много темнокожих жителей этого городка. Я совсем ничего против них не имею, я правда не расист, но так уж нас приучили с детства, что в каждом человеке хоть чуток на нас не похожем, мы видим опасного врага. Да и, чем чёрт не шутит… Кстати, Путь, это как раз то место, где все становятся равны: не обращая внимания ни на расу, ни на национальность, ни на вероисповедание. Здесь все равны перед Богом и перед прихотями Пути. Будь ты прокурор или грузчик, инженер или слесарь – никого здесь не интересует твой жизненный опыт. К сожалению, так только на Пути, в жизни иначе. А здесь, пришел лысый дедуля в Albergue позже, залазь спать на второй ярус, чем ты лучше молодого парнишки, хоть ты там самый крутой авторитет в жизни. Тут все равны и все на «Ты», только Путь главный – он банкует. Да и ноги болят у всех одинаково: и у белоснежного европейца, и у темнокожего афроамериканца. Хромают все, не зависимо от жизненных заслуг или религиозного сана: и католический ксендз, и мусульманский имам. Главное не плакать, не сдаваться, стиснуть зубы и идти вперёд, вперёд, вперёд, так как только впереди светится еле видимый лучик счастья, к которому стремятся сотни тысяч путников. Только научившись радоваться до крови стёртыми ногами, можешь с радостью встречать каждое утро и вечером благодарить Бога за день, который принёс удовлетворение твоей душе, вдохновил силу для дальнейшего продолжения Пути. Пилигрим может сойти с Пути в двух случаях: тяжелая болезнь и смерть. Идя по пути можно увидеть не один крест с табличками. Это значит, что кому то не было суждено пройти Путь до конца, увидеть Santiago и помолившись у ног святого Якова, вернуться в родной дом. Увы, это жизнь, а Смерть часто расставляет кресты не там, где нам хотелось бы. Такова воля Богом вершимой судьбы, а Смерть лишь в роли исполнительницы.
Да не о грустном будем говорить!
Уже на выходе из города, на пригорке, стоял из дали виден серый завод. Дальше идти не было ни сил, ни время: ночь на носу, а дорога обещала свернуть в лес. Увы, поднявшись к заводу, нашел только серое разочарование. Все ворота закрыты, правда, ни живой души, но кругом сплошной асфальт, да мало того, завод стоял прям на дороге, по которой время от времени проносились машины. Ничего не оставалось, как развернуться и топать обратно. Слева было что-то типа огородов, но все частные территории, и не только здесь, а по всей Баскии, огорожено заборами и обтянуто колючкой. Это невольно наводило на мысль, что всё же здесь часто воруют даже у местных, значит, приблудному путнику стоит соблюдать осторожность, даже если у него в рюкзаке лишь пара носков, да запасная футболка; ну да, там же ещё и литовская колбаса и литовский хлеб, чёрный, как некоторые из местных жителей. Кое-как перерекарабкавшись через колючкой обрамлённый забор попытал счастье, надеясь завалиться спать за деревянную хибарку. Но мало того, что отовсюду территория просматривалась как на ладони, так не было даже где прилечь: кругом пашня и трава по горло. Вернувшись на дорогу, побрёл дальше. Темнело и вскоре мог остаться ночевать прямо на дороге. Опыт поиска ночёвок у меня большой, ничего не скажешь, но на этот раз особенность была в том, что нет палатки. Всё же палатка, свой уголочек, своё гнёздышко, и даже один в дремучем лесу в ней чувствуешь себя уютней, чем под открытым небом, спрятав нос в спальник. А ещё горло раздирала кашель.
48 километров за 14 часов ходьбы. Такой пробег показывали мои бумажки, по которым я ориентировался на местности, и часы на мобильнике, батарейка которого обещала совсем вскоре полностью разрядиться. Добавить нужно было ещё несколько километров, которые накрутил в поиске ночевки. Оказывается, рекорд можно поставить даже не готовясь к нему за ранее: всего лишь нужно идти, идти, идти… И обязательно куда то придёшь, потому, что все дороги ведут к цели. Конечно, на Гиннеса мне не потянуть, но это была победа! Пусть пока не большая, крохотная, но вы пройдите пол ста километров и поймёте, какую радость принесет вами пройденный Путь. После того, как мне твердили тут и там, что и двадцатку не осилить, я безумно радовался каждому километру этого дня. Это был всего лишь второй день Пути, а я ставил рекорды; правда, были серьёзные сомнения – побью ли я этот рекорд в дальнейшем. Это было здорово и я благодарил за эту победу не только Бога, но и Друга, который с первых шагов в меня поверив сказал так просто и ласково: «Конечно ты пройдёшь…». И я шел… Шел не задумываясь и с радостью, так как суровому Путнику очень нужно было пройти четыре четверти Пути.
Гнёздышко в тот вечер свил рядом со старым, ржавым, видать давненько своё отслужившем трейлере. Глянул в окошко, внутри стояла кровать или просто матрац, столик, валялся мусор… Увы, дверца была заперта. Не оставалось ничего другого, как расположиться рядом с домиком на колёсах. Совсем недалеко стоял роскошный двухэтажный дом, за пару метров от меня – огород обнесённый высоким забором, за которым, всё же чувствуя присутствие чужака, всю ночь гавкала собачка. Место хорошее. Хотя дорога совсем близко, но через минут двадцать я полностью растворился в темноте, слился с землёй и трейлером. Да и люди рядом, всё как-то не так дико, куда уютней чем, скажем, где-то в дремучем лесу, где Леший бродит, да длинноносая Баба Яга на метле летает и себе на ужин вкусного путника подыскивает. На дороге включился фонарь. Меня он не освещал, но стало уютней. В случаи дождя, совсем не далеко стоял заброшенный дом и, хотя он тоже был заперт, проверил, но крыльцо послужило бы отличным укрытием.
Перекусив ещё родным домом пахнущим жареным мясцом, выпив горсть таблеток от кашля, я закутался в спальник. Было тепло, даже душно – тихо и хорошо. Необъятные просторы вселенной постепенно заполнялись мириадами мерцающих огоньков. Я впервые спал под открытым небом и радовался этому как ребёнок, так как романтичность сегодняшнего Albergue превосходило все ожидания. Нет, это был отель миллиона звёзд, против которого меркла вся крутизна пятизвёздочных апартаментов. Единственное, что меня и собачку за забором беспокоило, так это непрекращающаяся кашель, которая время от времени заставляла просыпаться и любоваться небесными красотами.
Пропели третьи петухи, когда я решил, что дрыхнуть хватит. Мобильник совсем сдох, включаться категорически отказывался, и сколько время, я не знал; но было ещё рано. Да и совсем не важно это было. На Пути время, как и многое другое из обыденной жизни, просто напросто теряет смысл. Есть утро, когда ты должен начинать двигаться вперёд и вечер, когда должен остановиться, чтобы отдохнуть перед следующим днём. Без остального можно вполне обойтись: кушать, когда захочется и когда есть что покушать, отдохнуть, когда рюкзак становится слишком тяжелым… И всё же, без телефона чувствовал себя напрочь отрезанным от всего мира, так как знал, что до вечера не получу ни одну смс-ку, без которых, естественно, тоже можно обойтись, но которые с первых дней стали неоценимой поддержкой.
Ещё не рассвело, но звёздное небо закрыли густые тучи. Неподалеку возвышающиеся вершины гор окутал пенистый туман. Начинал моросить дождик. Было невозможно душно. Чтобы не намок спальник, да и остальные вещи, нужно было поторопиться собрать рюкзак. Решив, что завтракать буду позже, опять съел горсть таблеток от кашля и закинув на болящие плечи рюкзак, сильно хромая, повернул в сторону шоссе. Ноги болели по настоящему. Чувствовалась каждая косточка ступней. Как будто все косточки разошлись, искривились, перекосились… Но про это уже позже, может, когда нибудь…

Продолжение следует.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *